Интервью Дмитрия Басика журналу 1ROCK

Vicious Crusade: SexDrugs AC/DC по-белорусски

Самая популярная белорусская метал-группа выпустила новый альбом Freedom Comes. Уже этого более чем достаточно, чтобы организовать интервью с Дмитрием Басиком, лидером Vicious Crusade. Однако поговорить хотелось и по множеству других, не менее важных причин. Ведь как ни крути, а творчество этой минской команды уникально: начиная с фирменно-узнаваемого стиля, в котором прекрасно себя чувствуют хэви-трэшевые риффы, фольклорная и поп-мелодика, интеллигентность скрипки и разнообразные вокальные партии, и заканчивая личностью самого товарища Басика.

Vicious Crusade абсолютно не обижаются на определение «поп-метал», при этом давая отличные метал-концерты, на которых счастливы почти все: от любителей легкого рока до заядлых металлистов. Vicious Crusade принципиально играют очень простую музыку, но совершенно не комплексуют по этому поводу и не боятся обвинений в непрофессионализме или примитивности. Не боятся потому, что они (в отличие от очень-очень многих) уже сделали главное в карьере любого музыкального коллектива: нашли свой путь и свою аудиторию.

Кроме того, интересно побеседовать с рок-музыкантом, к 32 годам успевшим «в свободное от творчества время» достигнуть следующих регалий на государственном дипломатическом поприще: первый секретарь Министерства иностранных дел, бывший консул Республики Беларусь в Королевстве Нидерландов. Как и следовало ожидать, Дмитрий Евгеньевич оказался хорошим собеседником, с профессиональной выдержкой ответившим даже на «заковыристые» вопросы…

Не так давно вы с успехом презентовали новый альбом в Минске. Есть ли планы более широкой концертной промоции релиза в странах СНГ?

Кроме Минска, альбом был презентован в Гродно и Гомеле; также на осень запланирован  тур по другим крупным городам страны. Белорусская аудитория была и остается для Vicious Crusade самой важной: наша музыка и тексты тесно связаны с родной страной, поэтому в первую очередь мы стараемся достойно презентовать альбом именно здесь. Кроме того, планируем уже традиционно поехать в Киев – это, наверное, второй по значимости город для Vicious Crusade, где нас хорошо понимают и где мы выступаем ежегодно (или даже чаще). Также ведем активные переговоры с организаторами в Санкт-Петербурге и в некоторых дружественных прибалтийских странах. С Москвой чуть сложнее, но в начале 2000-х у нас там были успешные концерты, поэтому надеемся, что удастся вернуться в столицу России и в нынешнем году. В общем, планов множество, и сидеть на месте мы не собираемся!

Насколько я понял, сейчас альбом Freedom Comes выпущен лейблом БМА Group только для Беларуси. Планируете ли переиздание диска (возможно, с какими-то бонусами) на других лейблах за пределами страны?

Да, все верно, пока альбом издан только для Беларуси. Вообще, хочется найти отдельных издателей и в Украине, и в России, которые занимались бы дистрибуцией с учетом специфики своих рынков. Пока ведем переговоры – возможно, в ближайшее время что-то решится. Наличие бонусов также обсуждается. Хотя, забегая вперед, раскрою небольшую тайну: осенью у нас есть планы по переизданию альбома The Unbroken, с измененным оформлением буклета, обязательным наличием интересных бонусов и обновленным (ремастерированным) звучанием самого материала. Осенью исполнится 10 лет первому, еще кассетному изданию The Unbroken – песни этого альбома до сих пор остаются одними из лучших в творческом багаже Vicious Crusade, поэтому переиздание будет хорошим подарком всем поклонникам группы.

Если раньше развитие Vicious Crusade от альбома к альбому было хорошо заметно, то сейчас, с выходом Freedom Comes, о движении вперед и музыкальной эволюции группы можно говорить с меньшей уверенностью…

Немного не соглашусь. Лично для нас новый альбом – это шаг вперед. С одной стороны, конечно, нет каких-то явных инновационных ходов, однако мы и не ставили задачу сделать нечто абсолютно новое. С точки зрения музыки и концепции, новый альбом – это своего рода подведение итогов. Группе уже 13 лет, а большинству музыкантов исполнилось 30. Это возраст, когда нужно остановиться, осмотреться, оценить пройденный путь. Мы просто постарались показать лучшее, что у нас есть на данный момент. Vicious Crusade давно не было слышно. Прошло 7 лет, и мы не хотели пугать поклонников резкими изменениями. Возможно, что-то изменилось в текстах: они стали более глубокими. Аналогично, аранжировки стали более продуманными и сложными. Мы работали в новой студии, писали живые барабаны и вообще хотели сделать этот альбом максимально живым. Так что в любом случае для нас это шаг вперед.

Возможно, следующий альбом Vicious Crusade, о котором мы уже задумываемся, будет более современным, более эволюционным. Однако он также не выйдет за уже очерченную территорию. Одна из моих любимейших групп – AC/DC. Много-много лет назад найдя свою стиль, свою нишу, они до сих пор продолжают выпускать качественный материал. От этой команды не ждут чего-то действительно нового. Я не хочу говорить, что мы превратимся в этаких местных AC/DC, списывать нас со счетов не стоит, но стиль Vicious Crusade уже кардинально не изменится и останется узнаваемым для поклонников.

Но все же многие музыканты, особенно переступающие 10-летний порог совместного творчества, стараются от альбома к альбому играть техничнее, сложнее, прогрессивнее…

Мы к этому не стремимся и не стремились с самого начала. Лично я и большинство музыкантов нашей группы слушают разную музыку, но она в целом достаточно простая в композиционном плане и запоминающаяся. Поэтому мы стараемся делать акцент на простые запоминающиеся мелодии, простые тексты – на что-то, что можно при желании сыграть на акустической гитаре у себя на кухне для друзей или, выйдя во двор, на лавочке…

Возвращаясь к технической реализации нового альбома, вы сами довольны его звучанием? По современным европейским меркам, диск, на твой взгляд, звучит на уровне?

К сожалению, нет. Несмотря на то, что студия «Селах», на которой мы работали,  – одна из лучших в Беларуси, в нашей стране пока еще нет студий, которые могли бы сделать звук современного европейского уровня. И когда я слышу разговоры, что здесь, мол, кто-то за 1000–5000 долларов может обеспечить такой же звук, как в Европе делают за 100 000 долларов, то, к сожалению, понимаю, что это невозможно. С другой стороны, мы до сих пор выбираем белорусские студии, поскольку нам нравится работать в спокойной обстановке, никуда не торопясь, наслаждаясь самим процессом. Сейчас мы потратили на запись почти 5 месяцев, делая перерывы, обдумывая какие-то ходы, просто получая удовольствие от студийной работы. И конечный результат, наверное, один из лучших, которые можно получить в Беларуси. Но, очевидно, он не вполне соответствует современным европейским стандартам. И мы сделали из этого выводы. К записи и мастерингу следующего альбома будем подходить по-другому.

О какой именно свободе идет речь в названии Freedom Comes?

О свободе в самом широком понимании. Может быть, представителям нашего белорусского общества, особенно молодежи, первым делом приходят в голову известные политические события, демонстрации, оппозиционные настроения. Однако свобода – это не только свобода слова и политического выбора. Важно задуматься о своей собственной свободе. Человек, даже в самом демократическом обществе, зачастую не чувствует себя свободным. Внутренние комплексы и барьеры – все это не дает наслаждаться жизнью. Конечно, в текстах Freedom Comes есть определенные ссылки и на политику. Но все же мне очень нравится сравнение, говорящее о том, что человек, сидящий в тюрьме, может быть гораздо более свободным, чем якобы свободный человек, идущий по улице, но при этом закованный в цепи своих комплексов, стереотипов, норм социального поведения…

Но ведь тебе и остальным музыкантам Vicious Crusade уже за 30 лет, и вы производите впечатление вполне сформировавшихся, зрелых людей. Неужели подобные проблемы становления личности и социализации все еще актуальны для вас?

На самом деле, не важно, сколько тебе лет. Человек постоянно находится в поисках себя, пытается самосовершенствоваться. С возрастом отпадают одни оковы, преодолеваются одни рубежи – и тут же на их место приходят другие. Сомневаюсь, что в течение еще 30 лет кто-то из нас сможет сказать: «Все, я абсолютно нашел себя и стал совершенным человеком!» Это поиск, который длится всю жизнь. И песни, написанные для Freedom Comes, – это слова людей, которым уже за 30. Однако меня очень радуют отзывы молодых слушателей, которые появились у нас в последние годы. Им 18–20 лет, и они многое находят для себя в наших текстах.

Ты намеренно упрощаешь тексты песен, чтобы они лучше подходили музыке и были понятны молодому поколению?

Нет, я объясню… То, что я пишу, идет от сердца. Даже на родном языке, когда мы хотим сказать слова любви, слова ненависти, просто донести искреннюю эмоцию, мы редко используем всю богатую лингвистическую палитру. Мы говорим максимально простыми и доступными словами, чтобы избежать каких-либо двояких толкований. Так же и в английском. Конечно, мой словарный запас гораздо шире… Но яркие эмоции могут быть переданы только простыми и искренними средствами. Поэтому тексты Vicious Crusade такие, какие они есть.

«Lost Generation», вторая песня на вашем предыдущем альбоме Forbidden Tunes, и «Bang The Drum», вторая песня на новом диске, начинаются практически одинаково: «SexDrugsRock-n-Roll…» Что лично для вас означает эта сакраментальная фраза?

Наверное, это три кита, на которых держится не только рок, но и любая другая музыка. Другой вопрос, что «drugs» каждый может воспринимать по-своему. Для кого-то это просто адреналин, который получаешь на живых выступлениях, от самого процесса создания музыки и дружеского общения с единомышленниками. Мы не случайно использовали ту же фразу 7 лет спустя. Когда в 2002-м мы пели «Lost Generation», то посвятили эту песню всем нам, нашему поколению. Сейчас мы говорим, что это чувство все еще с нами. Да, все уже было – но, черт возьми, мы хотим, чтобы этот драйв продолжался и в будущем!

Не так давно в Интернете была попытка создать очередной скандал вокруг Vicious Crusade: мол, Дмитрия Басика видели по национальному телевидению в «свите» президента Беларуси. Рок-музыкант с довольно патриотическими (что для многих здесь ассоциируется с оппозиционностью), социальными текстами – и вдруг, как оказалось, «работает на президента». Скажи, как в твоем случае пересекаются работа и творчество?

Работа мешает в том плане, что я не могу, скажем, взять в любой момент месячный отгул и укатить в большой тур с группой. Впрочем, музыка для нас – любимое хобби, поэтому сложно назвать это проблемой.

Хочу еще раз подчеркнуть: я не работаю лично на президента! С таким успехом можно сказать, что каждый госслужащий в нашей стране работает на президента. Мы работаем на свою страну. Я считаю, что любой госчиновник, коим я являюсь, должен работать на свою страну и для своего народа. И не важно, кто президент сейчас и кто будет после. Если ты получаешь деньги от народа (в виде налогов), ты должен работать на благо своей страны. И когда в Беларусь приезжают иностранные делегации, предприниматели, представители международных финансовых структур; если нашей стране сейчас нужны какие-то кредиты; нужна возможность реализовать продукцию за границей, чтобы люди могли получить за нее деньги и нормально жить – в этих и многих других случаях существует языковой барьер. И моя профессиональная деятельность заключается в том, чтобы правильно наладить коммуникацию, которая способствовала бы процветанию нашей страны. Считаю, что в этом плане я абсолютно чист и ни в коем случае не переступил каких-то своих внутренних принципов.

Проблем с текстами Vicious Crusade на работе у тебя никогда не возникало?

Нет. В принципе, я не стараюсь афишировать там свое творчество. Кто-то знает о том, что я музыкант, кто-то не знает, кто-то читал тексты Vicious Crusade – и, что самое интересное, не увидел в них ничего «крамольного». В песнях нет прямых ссылок, потому что главный смысловой посыл – это быть патриотом своей страны, сохранить чувство любви к своей родине. Чтобы через 10–15 лет, когда будет другая ситуация, люди помнили, кто они и откуда, гордились своей страной, стремились к ее духовному и материальному возрождению.

Ты считаешь, что в будущем возможно возрождение национальной культуры и, в принципе, национальной идентичности белорусов?

Пока жив последний белорус, всегда остается шанс на восстановление культуры, языка, идентичности. Да, сейчас наша культура переживает далеко не лучшие времена, однако я думаю, что довольно скоро произойдут перемены, которые смогут обратить этот процесс вспять. Дело в том, что так или иначе Беларусь будет все больше и больше интегрироваться в другие государства – или в Россию, или в Европу. И в какой-то момент будут созданы предпосылки для полной ассимиляции, растворения белорусского этноса в другом, более крупном. Но если ты полностью растворишься, ты станешь никому не интересен. Если твоим единственным отличием будет штамп в паспорте «белорус», этого будет мало. Таких «граждан мира» и так предостаточно. Чтобы иметь какой-то шанс, нужно отличаться, нужно обладать национальной идентичностью. И вот тогда, я думаю, придет ясное осознание того, что необходимо по-настоящему развивать национальную культуру, восстанавливать язык и традиции.

Кстати, касаясь «музыкальной идентичности» самих Vicious Crusade… Как полагаешь, имеет ли право на существование термин «поп-метал»?

С учетом того, что до сих пор никому не удалось подобрать точное определение нашему стилю, при всех вариантах и ярлыках, которые на нас вешали, «поп-метал» будет, наверное, не самым худшим. (Смеется.) Конечно, нам всегда было приятно, что музыка Vicious Crusade хорошо воспринимается в том числе людьми, далекими от тяжелого металла. Мы и сами выросли не только на тяжелой музыке. Мы одними из первых на локальной сцене стали играть простые запоминающиеся мелодии. Я, наверное, единственный вокалист в белорусской металлической тусовке, который выступает в очках. Я считаю, что не нужно гнаться за какими-то стереотипами, пытаться им соответствовать. Прежде всего, важно быть честным по отношению к самому себе. До сих пор большинство белорусских (да и не только) команд пытается за кем-то угнаться и играть техничную, серьезную музыку. И часто после читаешь отзывы: мол, людей было мало, все стояли тихо, зато слушали очень серьезную музыку, «считали ноты». Другие, даже довольно известные команды, играют сеты по 40–45 минут, объясняя это тем, что у них такой тяжелый материал, что больше он не может нормально восприниматься. Мне же приятно, что Vicious Crusade могут играть два часа и более, и вместо того, чтобы кричать «надоели уже, хватит!», люди вызывают нас на бис…

У группы есть какие-то необычные планы на будущее?

Да, кроме уже упомянутых концертов и переиздания The Unbroken, есть одна интересная мысль… Наверное, этого никто не ожидает, но мы хотим записать или сыграть вживую акустический альбом, unplugged! Возможно, это выльется всего в несколько песен, пока не могу сказать… Очень многое будет зависеть от реакции наших фэнов на такую необычную инициативу. (Улыбается.)

Что бы ты хотел пожелать читателям этого интервью?

Наверное, того, чего я желаю своим близким людям: быть более терпимыми, относиться друг к другу с уважением. И побольше оптимизма! Жизнь, черт возьми, бывает такой сложной и запутанной штукой, что без доли оптимизма иногда очень сложно идти вперед, а то и, упавши, встать. Так что – Stay Unbroken!

Alex_Guardian

 

Анкета 1ROCK

 

Имя: Дмитрий Басик.
Дата рождения: 7 сентября 1977 года.
Образование: высшее (Минский Государственный Лингвистический Университет, референт-переводчик по международным отношениям).

TOP-5 любимых альбомов:
Metallica Metallica
AC/DC Razor’s Edge
System Of A Down Toxicity
Bon Jovi Slippery When Wet
Rednex Sex & Violins

Любимые книги:  «48 законов власти», «Государь», «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей», «Маркетинговые войны», «Искусство войны».

Любимые фильмы: «Реквием по мечте», «Семь», «Танцующая в темноте», «Адвокат Дьявола», «Форрест Гамп», «Криминальное чтиво», «Запах женщины», «Мандерлей», «Однажды в Америке», «Десперадо (Отчаянный)», «Мементо (Помни)», «Сука-любовь», «Назад в будущее».

Любимый алкогольный напиток: виски.

Любимое блюдо: жареная баранина в соусе.

Занятия спортом: гольф.

Ценит в людях: честность и порядочность.

Ненавидит в людях: подлость и трусость.

Где бы хотел жить: в Беларуси, где и имею счастье жить.

Цель создания музыки: выплеск эмоций.

Мечта: съездить на Кубу.