VICIOUS CRUSADE: ЛОБОВАЯ АТАКА. Интервью с группой в M-журнале.

«VICIOUS CRUSADE: ЛОБОВАЯ АТАКА»

Вообще-то, начальной идеей этого интервью с VICIOUS CRUSADE был разговор о новом полноформатном альбоме группы Forbidden Tunes. Ну, и конечно же, об основных событиях, происшедших в лагере музыкантов с момента выхода их новейшего мини-альбома Messiah…Isn't It Me? Однако, чем дольше я готовился к встрече с музыкантами, тем больше понимал, что идея моя для данного периода времени (а сейчас конец января) и сложившейся ситуации совершенно не подходит.

Во-первых, альбом я еще не слышал. Более того, даже сами музыканты его в окончательном варианте еще не слышали, так как материал все еще находится в студии на стадии микширования. Кроме того, в ближайшее время VC собираются опубликовать большую статью о новом релизе, где и расскажут о концепции альбома, его музыкальных достоинствах и своих ощущениях по поводу его выхода. Поэтому об альбоме можно сказать пока только одно: выйдет он где-то в начале-середине марта 2002 года. Что же касается новостей, то их совсем немного: 25 декабря 2001 года вышел компакт-диск с двумя мини-альбомами группы Messiah… Isn't It Me? и Faces Of Vice. Группа рассталась со своим роуд-менеджером Артуром «Арчи», рекрутировав на его место своего пресс-менеджера Андрея Мэна. Кроме того, у группы появился официальный веб-мастер Александр Устинов, по совместительству — пресс-атташе группы. Что еще? В 2001 году группа дала всего два концерта: в Минске и Москве. Первым концертом в 2002 году станет презентация нового альбома в Минске, Москве или Киеве. Место первого концерта пока уточняется. Вот, наверное, и все основные новости. А для тех, кто хочет практически ежедневно получать самую свежую информацию о группе, могу порекомендовать заглянуть на официальный сайт VC: http://www.vcrusade.com. Там, кстати, в Гостевой Книге, можно напрямую пообщаться с самими музыкантами.
Осознав несостоятельность своей первоначальной идеи, я задумался: о чем же я могу поговорить с VC? Ответ пришел незамедлительно. О том, о чем многие на протяжении долгого времени хотели поговорить, но так и не поговорили. О любви и ненависти к группе, о ее «звездной болезни» и «ангажированности», о ее «непрофессионализме» и «опопсении». Что ж, время настало. Пора расставлять точки над «i»… Я старался задавать прямые и четко сформулированные вопросы, ожидая получить такие же прямые и откровенные ответы на них.

— На мой взгляд, VICIOUS CRUSADE - единственная группа в Беларуси, которую любят так же сильно, как и ненавидят. Притом, это касается не только поклонников метал музыки, но и журналистов. Чем можно объяснить данное явление?
Андрей Мэн: Это своеобразный феномен - только так и скажешь. Проще всего было бы сказать: «В людях говорит чувство зависти». Сознательно или подсознательно. Еще есть такой момент: взять тех же GODS TOWER, которые шли к своей известности долго и упорно, шаг за шагом пробиваясь к всеСНГовской известности. А тут появляется какая-то никому до того не известная группа аккуратно постриженных студентов и с ней начинают носиться «как с писаной торбой», подписывают контракт, рекламировать во всех доступных СМИ, организовывать сольные концерты, да еще и кассеты выпускать с цветной полиграфией (что для '97-го было явлением нечастым). Как следствие, некоторая часть метал-бомонда единым фронтом ополчилась на «выскочек». Каждый беларуский музыкант считал своим долгом проехаться на тему, какие, мол, голимые музыканты, эти «вискасы», играть толком не научились, а уже «прут вперед батьки»… Еще один фактор: локальная сцена, жестко разделенная на два стиля, death и black, появление группы, играющей мелодичный метал, восприняла в штыки, как нечто чуждое, «попсовое и не экстремальное». Цепная реакция подобного неприятия перекинулась на часть фэнов, и повлияла на некоторых журналистов.
Александр Устинов: Во-первых, не единственная. Приверженцы любого тяжелого стиля недолюбливают слишком легкую для них музыку. Это и понятно — слушатели Deicide просто обязаны быть агрессивнее тех, кто считает Майкла Джексона рокером. Во-вторых, неприязнь к VC объясняется тем, что группа, мягко говоря, немного чаще других мелькает в музыкальной прессе благодаря своим связям в журналистской среде, а это многих раздражает.
Ну и далеко не в последнюю очередь отрицательное впечатление на людей часто производят концерты. Если группа выступает вместе с командами, играющими более агрессивную музыку, это никак не может понравиться, к примеру, поклонникам грайнда. Один из последних минских концертов сильно подпортил многим впечатление: Алена болела, Дима уронил гитару и порвал струну, у Леши Вертеля постоянно вырубалась примочка, Баграта тоже практически не было слышно. Отсюда вывод: вокалистка умеет петь только на альбоме, гитарами группа не владеет, а скрипач вообще непонятно зачем нужен. Когда к этому приплюсовывается мастерство звукорежиссера, помноженное на загаженные сортиры, отсутствие входных билетов и урезанный сет-лист, впечатление о группе складывается премерзкое.

— Vicious Crusade&nbsp— какие это люди в реальной жизни, и что вам в них больше всего нравится и не нравится?
А. Устинов: Как ни странно, в реальной жизни группа лучше, чем в музыкальной. При общении с ними оказалось, что в домашней обстановке у группы непонятно каким образом появляется просто образцовая организованность, которой напрочь нет в музыкальной деятельности. К примеру, человек, занимающийся фотографиями для буклета Forbidden Tunes так и не смог собрать группу вместе, чтобы сделать общий снимок, но зато все празднования каких-либо событий в группе проходят с хронометрической точностью и практически идеальной стабильностью состава. И так во всем — если дело не касается музыки, то можно быть уверенным, что все обещанное будет выполнено.

— Андрей, вопрос к тебе, как к менеджеру группы и, конечно же, главному металическому журналисту страны. Какое место на белорусской металической сцене, по твоему мнению, занимает сегодня VICIOUS CRUSADE? И как ты расцениваешь их силы по сравнению с молодыми командами, коих в последнее время стало достаточно много?
А.Мэн: Не боясь упрёков в ангажированности, скажу так: VICIOUS CRUSADE, на данный момент, ведущая группа Беларуси, и это не только я так считаю. Достаточно обратиться к опросам общественного мнения. Можно сколь угодно рассуждать на тему: достойны они этого или почему, но факт не поддается обсуждению. Хотя бы потому, что у группы три компакта в активе. Новички действительно молоды и энергичны, достаточно вспомнить набирающих обороты ASGUARD или DEADMARSH, не говоря о DIVINA ENEMA, но, как в той попсовой песенке поется: «нас не догонят…». Без всякой излишней скромности.

— А вот как-то на глаза мне попался вопрос Анастасии Самотыи. Я не помню его дословно, но смысл его заключался в том, что «существует распространенное мнение» по поводу того, что VICIOUS CRUSADE — бесталанная группа, не умеющая играть, а если и играющая, то сплошной плагиат. А ее известность объясняется лишь тем, что в нее вложили нужное количество денег и разрекламировали дальше некуда. В конце вопроса Анастасия просила вас прокомментировать вышесказанное.
Д. Басик: Ох, Настенька! Неужели тебя на самом деле так волнует этот вопрос? Боже мой! Ты считаешь, что мы — бесталанная группа, не умеющая играть, несправедливо разрекламированная и несправедливо пользующаяся популярностью? Ты хочешь об этом поговорить? Ты хочешь, чтобы тебя в этом поддержали, чтобы мы как-то это прокомментировали? Хорошо, Настенька. Мы — бесталанная группа, не умеющая играть, несправедливо разрекламированная и несправедливо пользующаяся популярностью. Перестань в этом сомневаться, поверь в это, успокойся и начни жить! Определись, договорись сама с собой и пошли все остальное к черту. В нашей жизни существует так много куда более важных вещей. Мне вообще все равно, умеем ли мы играть или не умеем. Я об этом вспоминаю три-четыре раза в год, когда выступаю с концертами. А все оставшееся время у меня голова вообще другими вещами забита, и о музыке я даже не вспоминаю. Да, я хреново играю на гитаре и не умею играть соло. Ну и что? Лично меня это вообще не напрягает. Ну подумай: когда мне говорят, что кому-то не нравится как и что я играю, мне что, расстраиваться надо? Это же все равно, что сказать мне, что кому-то не нравится мое лицо, мой рост или мои мужские способности. Я не могу это изменить. Я такой, какой я есть. То же самое касается и моей музыки. И наши дискуссии по поводу VC все равно ни к чему не приведут и ничего не изменят. Все было, есть и будет так, как оно должно быть. Чего напрягаться-то? Зачем мне тебе что-то доказывать, в чем-то тебя убеждать? Настя, я повторюсь еще раз: не нужна тебе ничья поддержка, не нужны тебе наши комментарии. Поверь в то, во что ты сама хочешь верить, и живи счастливо!

— А еще был вопрос к Алене по поводу того, что она не всегда справляешься со своими партиями, «фальшивит и недотягивает»…
Алена: Да, признаю, что на концертах (особенно ранних) часто пела ужасно. Причины — недостаток профессионализма, неработа мониторов, волнение и (в последнее время) всяческие гриппы. За непрофессионализм&nbsp— стыдно. Надеюсь вскоре начать более серьезную работу над вокалом.

— Вопрос Дмитрию. Знаешь, VICIOUS CRUSADE неоднократно обвиняли в «звездной болезни». И обвинения в адрес группы, прежде всего, объясняются нелюбовью к тебе…
Д. Басик: Я знаю, это для меня не новость. Хорошо, давай попытаемся понять, почему так происходит. Первые упреки в свой адрес я услышал еще в году '99-ом, когда стал появляться на концертах в пиджаке. Мне ставили на вид, что так одеваться на метал-сейшн нельзя, и что я своим видом оскорблял эстетические чувства окружающих. Но позвольте, я одевал пиджак не потому, что хотел как-то выделится, а потому, что пиджаки я носил и ношу постоянно. Мне нравится носить пиджаки, это мой стиль одежды. Вот я и приходил на концерты в том, в чем мне было удобно, в том, что мне нравилось. Или метал-концерт — это закрытый клуб, в который без «косухи» и черной байки вход воспрещен? Мы пытаемся говорить о какой-то свободе личности, свободе самовыражения, и в то же время настаиваем на том, что бы все были причесаны под одну гребенку. Получается так. Идем дальше. Меня упрекают в том, что у меня «неприступный» вид, и что я «строю» из себя «звезду» планетарного масштаба. Этого я вообще не понимаю. Даже когда ко мне подходят совершенно незнакомые люди и хотят поговорить, я никогда не отворачиваюсь от них и всегда отвечаю на их вопросы. Не говоря уже о том, когда ко мне подходят ребята, чтобы взять автограф! Я очень уважаю наших поклонников и никогда не позволю ни себе, ни другим относиться к ним неуважительно. С другой стороны, я достаточно замкнутый человек и в общении избирателен. Но разве я не могу себе позволить не общаться с теми, с кем мне общаться не хочется? По-моему, это право любого человека. Противоположное обвинение «замкнутости»&nbsp— обвинение в чрезмерной эксцентричности. Но позвольте, ни с моей принадлежностью к миру музыки, ни с моей принадлежностью к VC это никак не связано. Я такой человек по своей натуре. Да, люблю громко повеселиться, покричать и даже немного побуянить. Но я такой еще со школьной скамьи. Таким я был в университете и таким остаюсь в жизни, не связанной с музыкой. В конце концов, я прихожу на концерты, чтобы отдохнуть, получить положительную энергию от окружающих и поделиться с окружающими своей, такой же положительной энергией. Или на концертах следует себя вести чинно и пристойно, словно ты посетитель музея? Считаю, что ты имеешь право отдыхать так, как тебе хочется, если ты не оскорбляешь своим поведением окружающих. И лишь однажды я считаю, что перегнул палку. Это случилось на одном концерте в клубе «Альтернатива». Я был очень даже навеселе и решил пригласить всем нам известную журналистку «М», Анастасию Самотыя, на медленный танец. Должен признаться, что негативное отношение Анастасии к группе никогда не сказывалось негативно на наших личных отношениях. Поэтому одним медленным танцем не обошлось, и мы вскоре оказались под самой сценой, все так же танцуя в паре. Если я не ошибаюсь, тогда как раз играла группа BEFORE CHRIST, и наш танец явно был лишним во всем том блэковом угаре. Согласен, что поступил некрасиво по отношению к ребятам, и готов принести им свои извинения, если мое поведение их напрягло. И, наконец, однажды меня представили девушке, которая была просто одержима своей ненавистью ко мне. Оказалось, что ненавидит она меня из-за того, что я, по ее мнению, разлагаю метал-молодежь своей «неметалической» музыкой. Черт, это мне уже напоминает фанатиков, которые запрещают метал-концерты, мотивируя это тем, что метал вредит психике подростков! Какую бы музыку я ни играл, неужели люди, приходящие на наши концерты, сами не могут решить для себя, что им нравится, а что нет? У них что, нет своего мнения и своего вкуса? Или кто-то считает, что он умнее других, и потому вправе насаждать свое мнение?.. Поверьте, я давно самоутвердился. Так что не стоит оправдывать собственные комплексы за счет моей так называемой «звездной болезни».

— Не так давно вы расстались с вашим роуд-менеджером Артуром. Вы были вместе около шести лет. И земля, знаете ли, полнится слухами…
Д. Басик: Да, Артур был с нами с самого первого концерта группы, и наше расставание напоминает мне случаи, когда пара живет вместе 20 лет, а потом берет и разводится. У каждого музыканта VC по поводу Артура сложилось свое мнение, так что я буду говорить только за себя. У нас с Артуром совершенно разное восприятие мира, разные цели и задачи в жизни. И по натуре своей мы совершенно разные люди. Я познакомился с Артуром когда мне было 19, сейчас мне почти 25. Чем старше я становился, тем более явным оказывалось противоречие между нами. А когда два несовместимых человека занимаются управлением группы, это ведет исключительно к конфликтам. Тем не менее, я счастлив, что нам удалось достойно расстаться. Мы больше не работаем вместе, и я не вижу причин, по которым мы сейчас можем питать друг к другу негативные чувства. Мы вместе через многое прошли, многого добились. Поэтому взаимное уважение — то, что должно остаться между нами, как бывшими деловыми партнерами и настоящими мужчинами.

— Как вы восприняли распад GODS TOWER, группы, с которой у вас были очень хорошие отношения? Ходили слухи, что вы даже этому обрадовались…
Д. Басик: Лично я воспринял это очень болезненно. Для меня эта группа всегда была эталоном, на который я равнялся, критерием, по которому я оценивал собственные достижения. Именно эта группа вдохновила меня на создание VC, она привила мне любовь к фолк-музыке. Я очень ценю свои дружеские отношения с ребятами из GT и их менеджером Виктором Лапицким. И я очень уважаю этих людей. Мир музыки без этих ребят для меня опустел. Я чувствую себя очень одиноко среди нового поколения беларуских метал-команд. Я остался в эпохе конца '90-ых, «золотом веке» беларуского метала, когда я был полон сил и желания изменить мир музыкой. Уход GT напомнил мне о том, что ничто не вечно, и что мы когда-нибудь точно так же уйдем со сцены. Я лишь надеюсь, что мы сможем сделать это так же достойно, как и они. В любом случае, я бы хотел пожелать музыкантам GT успехов в любых их начинаниях, и заверить в том, что они всегда могут рассчитывать на помощь и поддержку со стороны VC. Спасибо им за то, что они были!

[Незадолго до этого интервью Дмитрий показал мне письмо, пришедшее ему на электронный ящик. Письмо показалось мне интересным, так как, не смотря на весьма субъективную оценку автора, все же отражало мнение части поклонников группы. С небольшими сокращениями я решил напечатать это письмо и попросил музыкантов его прокомментировать.]
«Ребята! Life That Kills&nbsp— это просто вершина, лучше не придумаешь. Этот альбом ставит вас на одну ступень с просто гениальными творениями The Eerie и The Turns САМИ-ЗНАЕТЕ-КОГО (я просто не достоин называть это имя)… Однако не стоит думать, что я вот только послушал ваш первый шедевр и стремлюсь поделиться впечатлениями. Ваш старый альбом заставил меня говорить о нем в проекции на новый мини-CD Messiah…Isn't It Me? Как я рад, что до сих пор еще его не купил сдуру! Ну не то, не то. Делаете ставку на оригинальность? По мне так лучше хорошая копия, чем плохой оригинал. Конечно, я понимаю, что большинство сравнивают ваш мини с The Unbroken, но я склонен считать иначе. По-моему, падение, начатое на The Unbroken, стремительно продолжается… Безусловно, профессионализм стремительно растет вверх (не каждый напишет инструменталку для скрипки с басухой), но что-то падает. Падает ваша искренность, которая мне так нравилась на Life That Kills. Вашим идеалом был человек, загнанный в угол, живущий неизвестно для чего и зачем… Я сразу хочу сказать, что ценю больше не музыкальное, а смысловое начало, музыка лишь правильно передает атмосферу. Так вот, в текстах вы начали изменять самим себе (хотя не мне судить). Вы начинаете учить народ, как жить, и т.д. Второй АРИЕЙ хотите стать, что ли? И ваша погоня за популярностью это только подтверждает. Я считаю, что пусть у группы сотня фэнов, но лучше, чтобы фэны разделяли ваши идеи и одобряли все ваши шаги. А сбор «фэнов одного альбома», которых вы хотите приобрести, развиваясь в таком направлении, я не одобряю. По-моему, на Life That Kills вы уже нашли свою жилу, зачем же делать следующий альбом фолковым, а еще один вообще неизвестно чем… Действительно, ваш собственный уникальный стиль Life That Kills просто супер, когда антиобщественные настроения сочетаются с (анти)христианскими идеями. Таких групп действительно единицы!.. Александр К.»

Д. Басик: Да, что тут скажешь? Грустно мне делается при виде такого. Ладно, попробую. Согласен: Life That Kills — очень хороший альбом для дебюта. И никто этого не отрицает. Мы до сих пор играем и Land of Lakes, и Pariah, и Exalted Liar на каждом концерте. Это наше детище, и мы никогда от него не отказывались. И мы на самом деле очень благодарны тем людям, которые, услышав Life…, поддержали нас и стали нашими первыми фэнами. Но считать что на этом альбоме мы себя нашли и полностью выразили как музыканты,&nbsp— это глупо! Лично я на этом альбоме себя вообще практически не выразил. Я всего лишь очертил контуры того, что хотел сделать Для меня это был всего лишь эскиз. И лишь на The Unbroken я смог как-то себя выразить, проявить чувства и поговорить о том, что меня волновало. Именно на втором альбоме мы обрели свое звучание и выработали свой собственный стиль и почерк. И тот факт, что The Unbroken до сих пор слушают и покупают, говорит о многом. Да и как вообще можно назвать «падением» песни «Masquerade of Piety», «Dogs of Justice», »Vicious Circle» и «Final Chapter»? Для меня музыка — это вечный поиск, постоянное открытие чего-то нового. Музыка — это средство передачи моих чувств. Чем больше я играю, тем больше нахожу способов для их передачи. И сказать мне: «Почему ты не остановился на Life…?», равносильно тому, что сказать мне: «Знаешь, ты в 18 лет был классным малым, ты уже все нашел. Зачем ты пошел дальше? Тебе следовало законсервировать себя?» Дико звучит. В каждый отдельно взятый период моей жизни я играю и говорю лишь то, что меня реально волнует. Я не собираюсь себя обманывать в музыке, в самом лучшем, что есть в моей жизни. Я не могу писать музыку пол заказ, делать ее такой, какой ее хотят слышать другие люди. На The Unbroken меня волновала народная тематика. Она, кстати, волнует очень многих. И я знаю, что это «золотая жила», которую можно было еще долгое время использовать. Но на The Unbroken я сказал все, что хотел сказать. И я не стал себя насиловать в угоду моде. Я остался честным, прежде всего, перед собой. К моменту записи Messiah… многое в моей жизни изменилось, я стал другим человеком. И я поделился с людьми тем, что было во мне. Этот альбом поняли не многие (а может быть я ошибаюсь). Но для меня это не важно. Я был искренен, очень искренен и честен. Наверное, как никогда ранее. Пытаюсь ли я кого-то учить? Глупость! Я делюсь своей болью, кричу о ней. В момент написания «Dancing on the Ledge» я находился в самой страшной депрессии в моей жизни. Заперся от мира на две недели и беспробудно пил, чтобы заглушить боль. Мне было так хреново, а вы мне говорите, что я искренность потерял… И не был никогда загнанный в угол человек без цели в жизни моим идеалом. Не это я хотел сказать в «Pariah». Идея этой песни в том, что ты должен быть самим собой, таким, какой ты есть. И не важно, на сколько сильно давит на тебя общество, твое окружение. Будь честен с собой, не обманывай себя. Не делай ничего в угоду другим. В музыке я не пойду ни на какие компромиссы с общественным мнением, с желаниями окружающих. Я буду делать то, что сам считаю честным и правильным. И сам буду для себя решать, о чем я хочу говорить и как я буду это делать. Если то, что я делаю, нравится людям. Они понимают и разделяют мои чувства, идеи и мысли, — я счастлив. Но если им не нравится моя музыка и мои тексты, значит им не нравлюсь я сам. Что ж, насильно мил не будешь. Если я кому-то не нравлюсь, не напрягайте себя, найдите себе другую компанию. Не ищите во мне того, чего во мне нет, не заставляйте быть таким, каким вы хотите меня видеть. Давайте будем уважать друг друга и позволим каждому жить своей жизнью.

— Говорят, что VICIOUS CRUSADE попсеют, стремятся к славе и известности. Ребята, ответьте мне откровенно: чего вы хотите добиться занятием музыкой?
Алексей Вертель: Для меня музыка — еще один способ выражения своего восприятия с целью посмотреть на себя со стороны. В каком-то смысле она помогает мне запечатлить, законсервировать мое «Я» в определенный момент жизни, в будущем посмотреть на него, вспомнить о том, каким я был, подумать о том, почему я стал другим. Ожиданий никаких не испытываю. К счастью, у меня есть на данный момент все необходимое для того, чтобы выразить себя в звуке. Даже, наверное, больше чем нужно. Надеюсь, что буду продолжать расти как музыкант, композитор, аранжировщик. Сейчас то, что я говорю в своей части песен VC, для меня более осмысленно, чем то, что я делал пять лет назад. Уверен, что в будущем незрелости станет еще меньше. Дело даже не в том насколько долго буду играть в VC или вообще играть на гитаре. Учиться сочинять и аранжировать можно «на ровном месте». Просто слушать музыку, понимая, что ты чувствуешь при ее прослушивании и почему, запоминать эти формулы, накладывать их в будущем на свои собственные переживания, рождать новые, сложные комбинации. В настоящий момент, я довольно неплохо могу передать эмоциональную кульминационность через чередование ритмических рисунков. Гармония же до сих пор остается для меня загадкой, я в принципе могу творить ее, но получается это редко. Но тем больше ценю эти моменты прозрения.

Алена: Хочу развить свои голосовые возможности до предела, петь классные хиты, и что бы меня за мое пение полюбило как можно больше людей!

Д.Басик: Никаких музыкальных амбиций у меня нет. Я уже достиг всего, чего хотел. Когда-то у меня был ряд целей и заветных желаний, к которым я стремился и которые пытался осуществить. К сожалению, когда я достиг эти цели и осуществил желания, я не получил того ощущения счастья, о котором мечтал. Зарабатывать деньги музыкой я не хочу. Музыкой я занимаюсь исключительно ради собственного удовольствия. А когда музыка перестанет мне приносить удовольствие, я спокойно заброшу свою гитару на чердак. И все разговоры о том, что я хочу стать популярным и завоевать всеобщую любовь, - все это чушь. Ничего мне это не даст. Как, впрочем, не дало до сих пор. Я хочу найти одного-единственного человека, которого полюблю и который полюбит меня, и с которым смогу провести всю оставшуюся жизнь. Хочу, чтобы у меня была семья, двое детей. И еще я хочу уехать на Кубу, тихую и теплую страну, где я буду пить виски, смотреть классику мирового кино и воспитывать внуков. И иногда еще играть в шахматы с Фиделем Кастро.

Сергей КОРОВИН.
http://www.nestor.minsk.by/legion/