Офф-топик: концерт Мэрилина Мэнсона в Москве

Особенности национальной поездки

Героизму, проявленному организаторами поездки, посвящается…

Начиналось все довольно-таки оптимистично. Несмотря на повальную измученность нарзаном, а заодно пивом, каберне, мартини, коньяком и, естественно, водкой (бутылки от этого разнообразия валялись в проходах практически между каждыми 3-4 рядами сидений) автобус с минскими металхедами проснулся в более-менее свежем состоянии и принялся за практически повальное нанесение грима (за исключением имеющих бороды и едущих не столько на концерт, сколько с целью размещения инвестиций в ликеро-водочную промышленность дружественного нам государства). После остановки около места проведения концерта — спорткомплекса «Олимпийский» нам был выделен час свободного времени, который часть минских металлеров решила провести в близлежайшем ресторанчике «Баден+». Следует заметить, что группа минчан смотрелась достаточно колоритно, по крайней мере, наши заметно выделялись на фоне остальных фэнов Мэнсона. Во всяком случае, миловидная работница ресторана по имени Таня на следующий день с весьма большим интересом спрашивала насчет того, почему эти ребята были накрашены, неужели им так нравится Мэнсон и т.п. Таким образом, попив дорогого, но довольно качественного пива, наш коллектив двинулся к автобусу, дабы узнать одну просто потрясающую по своей сути новость: концерта не будет! То есть, насколько все было известно, у музыкантов где-то в дороге застряла то ли аппаратура, то ли фанера с записью концерта, то ли что-то более важное, но во всяком случае то, без чего смысл нашей поездки сводился к абсолютному нулю. При всем при этом более никакой информации не имелось, внятного разъяснения от организаторов концерта не было, да и похоже сам Мэнсон ничего не знал. В результате было решено собраться после пресс-конференции и решить вопрос: оставаться ли в Москве еще на сутки, или возвращаться домой. Пять часов свободного времени было проведено с завидным разнообразием, у меня, например, все это время ушло на поездку к знакомому и дорогу назад сразу же после приезда к нему.

Задержавшись в пути, на пресс-конференцию подошли с двадцатиминутным опозданием, возле места проведения конференции уже собралась внушительных размеров толпа, пытающаяся пройти внутрь или хотя бы узнать что-либо внятное. Через некоторое время стало ясно следующее: Мэнсон еще не подъехал, а в зал больше никого пускать не будут. Больше всего, пожалуй, были озадачены работники главного информационного спонсора концерта — агентства «InterMedia», через которое и проходила аккредитация всех журналистов. Мало того, что они не могли даже приблизительно ответить на вопросы по поводу организации конференции, так еще и сами даже не были допущены в зал, несмотря на наличие Backstage-пропусков. Точно в таком же положении оказались журналисты НТВ, «Комсомольской Правды», «ТВ-6», «Известий» и огромного количества более скромных, но специализированных на металлической музыке изданий; по этой причине, когда с пятидесятиминутным опозданием Мэнсон все-таки соизволил приехать без ансамбля, один, @ля, в сопровождении своего громадного ниггера-охранника, он был встречен многочисленными факами, средними пальцами и милым девичьим криком «вот, #$@дь, урод…», по этой причине задерживаться возле входа он не стал и довольно быстро проскользнул в зал. Довольно долгое ожидание окончания конференции не принесло практически никакой точной информации: кто-то из присутствующих услышал, что вероятность проведения концерта — около 20%, что у группы крайне плотный график (что, в принципе, не совсем соответствовало действительности, потому что следующий концерт был намечен только на 13 марта), что сам Мэнсон вроде как и не против, но остальные музыканты не согласны и все в таком же духе. Отсутствие полезной информации и гробовое молчание организаторов постепенно разбавлялось обсуждениями на тему «чмо – не чмо» и восторженными рассказами перед камерой MTV-Россия двух девушек, пребывающих в состоянии затяжного оргазма по поводу того, что Мэнсон на них посмотрел и, наверное, должен был запомнить о таком знаменательном событии на всю жизнь. В то время как основная масса российских журналистов, по-видимому привыкших к подобным обломам при общении со звездами, наводнившими Москву аки мухи в общественном сортире, начала было расходиться, из здания начали выходить немногочисленные посетители конференции, затем вышла куча секьюрити, а после расчистки коридора к лимузину в сопровождении все того же ниггера размером со всех остальных секьюрити опять же как-то застенчиво проскочил Мэнсон. Обнадеживающую новость насчет того, что концерт не отменяется, все же удалось услышать от человека, присутствовавшего на конференции, однако, было сказано, что наиболее достоверная информация должна быть только на следующий день. Таким образом, после стояния на морозе совместными усилиями белорусских и российских журналистов был вынесен вердикт — «Manson Sucks», после чего всем автобусом было принято волевое решение остаться в Москве на свой страх и риск…

Впрочем, страх был весьма недолгим, и не знаю, как остальными, но мной свободное время было проведено разнообразно и достаточно весело: где-то около 8 вечера проспекте Мира я чуть не попал под лошадь подобно О. Бендеру (это такой ученый, если кто не знает), в 9 был салют, потом я на часы не смотрел, ибо был занят важной дискуссией о новой музыке и других важных проблемах, а последний поход в близлежащий гастроном состоялся где-то около 2 часов ночи, после чего я аки младенец отрубился на жестком кресле уже ставшего мне родным автобуса.

Утро 24 февраля принесло небольшой сюрприз: во время немного затянувшегося завтрака все в том же приятном ресторанчике мною был встречен 45-летний житель Ирана, прибывший в сердце России по поводу строительства электростанции на родине и праздно шатающийся по Москве в поисках приключений на свой организм. Вместо приключений на его организм были найдены московские подростки, жаждущие, в свою очередь, не столько приключений, сколько напитка из солода и визит на концерт певца-трансвестита. После разговора с иранцем выяснилось, что в Иране такая музыка запрещена категорически, однако, основная масса жителей этой страны, несмотря на религиозность, хотели бы проводить свободное время примерно так же , как и мы, только в намного более умеренных количествах выпитого спиртного, пусть даже и пива. После очень долгого и действительно приятного общения с представителем мусульманской религии оказалось, что время, на которое мы, приезжие из Минска, договаривались встретиться в автобусе, давно прошло. По этой причине пришлось покинуть крайне приятную компанию и, сломя голову, бежать к любимому мерседесу, по дороге, конечно же, заскочив в гастроном.

Непосредственно перед концертом мною было принято героическое решение — на концерт не идти, однако, мои попытки совершить столь красивый жест были пресечены Змiцером (одним из организаторов поездки) за что, конечно, ему очередное спасибо, иначе я бы никогда не узнал, что как музыкант, Мэнсон представляет из себя намного меньше, чем шоу-мэн. После долгого, но некачественного с профессиональной точки зрения шмона мы все же прошли на концерт, на котором уже выступали Total, практически стопроцентная, но довольно качественная копия Guano Apes. Намучавшись перед фэнами, ждущими Мэнсона и одаривающими группу все теми же факами (как будто от этого Мэнсон вышел бы раньше), Total уступили сцену фанере с записью Pink Floyd «The Wall». То ли организаторам очень нравились Флойды, то ли Мэнсон решил показать тем, кто был не в курсе, что последний его альбом — полная копия Стены, но во всяком случае получилось так, что фанера довольно плавно и органично перешла в сам концерт.

Под оптимистичные ноты «Count To Six And Die» появилась огромная тень героя торжества, после чего пала огромная простынь, обнажившая обывателям Twiggy, Ginger'а, Gacy и John5. Как обычно бывало на всех подобных концертах, звук на первых двух вещах выставить не успели, что в очередной раз доказало, что любое паскудство возвращается к тому, кто его сделал (по традициям, бытующим в мире шоу-бизнеса, хедлайнерам обычно достается более высокий уровень звука, однако, в случае с Total звук им специально гадили, как будто если бы если они бы играли лучше Мэнсона, с последнего бы ушли, забрав все деньги, уплаченные за билет). Следует заметить, что уже на второй песне зал неплохо завелся, крики «Fuck It!» и средние пальцы расплодились в достаточном количестве, после чего Мэнсон приступил к долбежу новых вещей. Несмотря на полное отсутствие какой-либо музыкальной импровизации (создавалось впечатление, что просто слушаешь запись последнего альбома, только намного громче), впечатление все же сглаживалось впечатляющим шоу со всеми мэнсоновскими атрибутами: ходулями, фотографией распятого зародыша, и нераспятого Ленина, переодеваниями, плеваниями на радость, вытянутые руки и головы фанаткам и столь же загримированным фанатам, засовываниями микрофона в задницу и сразу же в рот, вырастанием практически под потолок, откуда ему не хватало только #%#@ться (упасть — прим. модератора) и т.п. Группа же, в отличие от самого маэстро, вела себя более спокойно: Twiggy, который лично мне внушал более симпатий чем фронт-мэн, дергался на месте достаточно мертво, как будто явно переборщил со вкалыванием в изможденные гитарой вены экстракта булочек с маком, зато Gacy колбасился по полной программе, а John5 в чем-то превосходил даже легендарного Джейсона Ньюстеда, который, если кто не знает, выкладывался на концертах, а также до и после них по полной программе. Несколько раз звучало интро к Antichrist Superstar, ради которой я, собственно и ехал за тридевять выпитых бутылок, однако, эта вещь так и не была исполнена. На Lunchbox, начавшейся с переполненной трагизма песни про обезьянку, которую маленький Брайан кормил пряником и не уберег от паровозика, музыканты все же исправились и дали залу поорать под бас-соло, в общем, было видно, что за семь лет вполне можно внести разнообразие в то, что играешь изо дня в день по всему миру. Вообще-то мне показалось, что зал во время концерта разделился на две части: тех, которые колбасились от последних вещей и тех, кто обкладывал героя факами, а во время исполнения классики сначала затихал, а затем отрывался намного больше. Впрочем, это всего лишь мое мнение, не претендующее на абсолютную истинность.

Под занавес, точнее, под разнос сцены была исполнена «1996», все же не балующая слушателей импровизацией, после чего Мэнсон сотоварищи более не появлялся, а концерт опять же плавно перешел в фонограмму.

Таким образом, не знаю, как остальными, но лично мною концерту вынесен следующий вердикт: безусловно, впечатляет фанатов, оставляет довольными остальных металлеров, однако, является довольно посредственным среди звезд максимальной величины. Впрочем, у каждого есть свои плюсы: U2 берет своими излишествами, Metallica — простотой и открытостью, Zемфира (которая, кстати, присутствовала на концерте по информации агентства Intermedia) — скандалами, оказавшимися просто детсткой шалостью по сравнению с коммерческим Антихристом, Scorpions — безысходностью, от которой на пост-советском пространстве их посещают, Pink Floyd — своими шоу, в общем, каждый своим, а Мэнсон на этот раз лично меня впечатлил тем, что он сумел грамотно скомпилировать U2, Земфиру, и Скорпов, а затем сумел выложить (выплюнуть) всю эту адскую смесь на впечатлительную московско - минско - киевско - тегеранско - алмаатинско -….- фанатскую публику. Но больше я на него не поеду. И подумаю, сходить ли на него, если он в Минск приедет. Честное слово. А поездка в целом мне понравилась намного больше, чем сам концерт. Как в том фильме: «Хорошая была охота!»

Специально для посетителей сайта, Alexander Ustinoff.