Интервью Vicious Crusade в «Музыкальной Газете»

The VICIOUS are back! Они возвращаются! Нравится это кому–то или нет, факт остается фактом. Стремительно ворвавшись на экстремальную сцену в начале 1997 года, они произвели настоящий фурор. Такого быстрого успеха от них не ожидал никто. Они стали первой металлической группой в Беларуси, использующей женский вокал. Они стали первой группой, промоушном которой занялся журнал LEGION. Их назвали открытием '97 года, и ряд западных журналов опубликовал на их альбомы хвалебные рецензии. Их любили и ненавидели…

После успешного турне, закончившегося в марте 98, группа на целый год исчезает из поля нашего зрения. Злопыхатели уже спешат объявить группу «однодневкой», завистники упрекают ее в чрезмерной коммерческой направленности и неумении владеть инструментами… Но на радость фэнам и на зло недоброжелателям VICIOUS CRUSADE возвращаются. Возвращаются с новым полноформатным альбомом «The Unbroken». За неделю до официального выхода альбома я встретился с музыкантами группы, чтобы поговорить о новом альбоме, а заодно и выяснить, за что же их можно любить, а за что — ненавидеть…

— Знаете, ребята, многие стали думать, что вы уже никогда не появитесь на сцене.
Дмитрий: Какие они жестокие, эти «многие»!

— Вас не было слышно целый год. Почему?
Дмитрий: Потому что мы целый год не выступали.
Алена: Поэтому нас и не было слышно.
Алексей: На самом деле весь прошлый год мы активно трудились над записью нового альбома.

— Целый год?
Алексей: Если быть точным, то шесть месяцев.

— Что же вы делали еще полгода?
Алексей: Боролись с пороком.

— Я помню, рабочее название альбома было «Scent Of Fear», однако альбом переименовали в «The Unbroken». Чем вам не понравился «запах страха»?
Алексей: В последнее время нам больше импонирует запах тройного одеколона.
Дмитрий: Идея назвать новый альбом «Scent Of Fear» пришла нам два года назад. Тогда работа над новым материалом еще не началась, и мы не знали, каким получится альбом. Когда альбом был уже записан, стало ясно, что «запах страха» не имеет ничего общего с духом борьбы и несломленной воли, пронизывающим практически все песни. «The Unbroken» получился очень концептуальным альбомом, посвященным прошлому и настоящему нашего народа, его истории и традициям.

— Да? А песня «Dogs Of Justice» тоже о «традициях»?
Алена: Нет, эта песня про любовь!
Алексей: И о нетрадиционных способах ее проявления.

— «Vicious Circle», насколько я понимаю, песня про наркотики. А, как известно, нет дыма без огня… Вы употребляете наркотики?
Алексей: На самом деле, тема наркомании представлена в песне в более широком смысле. Речь не идет об употреблении какого–то конкретного наркотика, речь идет о вещах, от которых мы зависим. И это совсем необязательно должен быть наркотик в прямом смысле слова. Каждый из нас от чего–то зависит, и "Vicious Circle" — песня как раз про это.

— Так вы употребляете наркотики?
Алена: Нет, в этом плане мы абсолютно девственны.
Алексей: Как, впрочем, и во многом другом.

— Но вы же — «вишесы», вы должны быть порочными?
Алексей: Мы очень порочные. Но в то же время мы очень благочестивы и девственны.

— Когда планируется выпуск альбома?
Дмитрий: На кассетах альбом выйдет в конце февраля. Он будет состоять из одиннадцати песен общей продолжительностью в пятьдесят минут. Несколько позже альбом будет издан на компакт-диске. На ближайшее время в поддержку нового альбома мы планируем провести ряд концертов. Полный список городов еще уточняется, но уже известно, что концерты пройдут в Минске, Москве и Питере.

— В полную версию альбома войдут тринадцать песен. Не боитесь ли вы «чертовой дюжины»?
Дмитрий: Боимся, и именно поэтому мы решили испытать на себе ее чудотворное влияние.
Алексей: И результаты не заставили себя долго ждать! Выход альбома сопровождается просто немыслимыми осложнениями. Вначале вся группа поголовно заболевает гриппом. Фото-сессия срывается аж два раза. На третий раз сфотографироваться удается, но без Алены: Алена по непонятным нам причинам на целую неделю исчезает из города. Все снимки получаются неудачными. В самый ответственный момент наш издатель заболевает, ставя под угрозу выпуск кассетного оформления. В дискету, хранившую макет концертной афиши, попадает вирус. Таким образом, печать афиш откладывается на неопределенный срок. Вот так. В общем, я не очень удивлюсь, если альбом выйдет в новом тысячелетии!

— Мне неоднократно приходилось слышать мнение, что VICIOUS CRUSADE — коммерческая группа. Так ли это?
Дмитрий: Да, мы очень коммерческая группа. Ты уже видел наш новый реактивный самолет? Мы его купили сразу же после того, как наш первый альбом стал платиновым. А на деньги, заработанные с «The Unbroken», мы собираемся покупать недвижимость на Канарах. Наш менеджер уже ведет переговоры.
Алексей: Кроме того, на новом альбоме мы полностью отказались от использования гитар, барабанов, синтезаторов, женского сопрано и низкого мужского пения. Мы исключили все элементы, способные негативно сказаться на количестве продаж.
Алена: У нас в репетиционном зале висит плакат: «Не бери тот аккорд, который приносит меньше миллиона долларов!» Эту заповедь мы неукоснительно выполняем. И мы заплатили «Музыкальной газете» за то, чтобы ты взял у нас интервью.

— Нет, я серьезно!
Дмитрий: Серьезно? Неужели кто–то на самом деле думает, что мы зарабатываем большие деньги на продаже наших альбомов?! Даже моя бабушка, пожилой человек, далекий от шоу-бизнеса, и та в это не верит! Полторы - две тысячи копий — это смехотворный тираж. Таким тиражом обычно расходятся демо–кассеты, а не полноформатные альбомы. Или сто кассет — предел, за который не должна переступать ни одна андерграундная группа?

— Так, вероятно, считают некоторые деятели андерграунда…
Дмитрий: Некоторые деятели андерграунда, к сожалению, предпочитают развешивать ярлыки вместо того, чтобы записывать музыку или выпускать кассеты. Несомненно, выявление «позеров» и «клоунов» — процесс жизненно важный и необходимый для андерграунда. Честь и хвала этим самоотверженным «санитарам» подземного мира! Но лично я не вижу смысла в том, чтобы организовать группу, а потом лет десять сидеть безвылазно в подвале, пугать крыс да записывать ужасного качества музыку, которую даже твои друзья не смогут слушать без содрогания.

— Недавно я услышал довольно забавный слух о том, что вы — сатанисты!
Алексей: Религиозная принадлежность — дело сугубо личное, и отвечать за всю группу мы не вправе. Лично я не сатанист… Меня не приняли.
Дмитрий: И я не сатанист. Я не достоен. Меня исключили из рядов…
Алексей: Но мы подозреваем, что Алена — сатанистка.
Дмитрий: Да, но ведь она никогда в этом не признается.
Алена: Почему? Признаюсь.

— Так ты, Алена, сатанистка?
Алена: Нет, не сатанистка.
Дмитрий: Ну вот, я же говорил, что не признается!

— Насколько мне известно, у вас очень дружеские отношения с GODS TOWER…
Алексей: Да, с этой группой у нас сложились просто замечательные отношения. Более того, GODS TOWER во многом являются нашими учителями. Именно они в свое время показали нам, ЧТО можно играть, и вдохновили нас на собственные эксперименты.
Дмитрий: Однако не только с GODS TOWER у нас сложились хорошие отношения. Мы находимся в очень дружеских отношениях с ребятами из ZNICH, SABOTAGE, HAPPY FACE, EVTHANAZIA, MENTAL ECLIPSE, LONG PLAY, POSTSCRIPTUM, AQUAMORTA… Я никого не забыл?
Алена: Ты забыл Билли Джоэла.
Дмитрий: Мы с ним находимся в дружеских отношениях?
Алена: Да, я не припомню, чтобы мы с ним ссорились.

— Знаете, на ваши концерты ходит в основном мужская аудитория, а вот на концертах GODS TOWER я видел и немало девушек. Вам не обидно?
Дмитрий: Но ведь в GODS TOWER вокалист Лесли, а у нас — Алена. Вполне естественно, что девушкам больше нравятся представители противоположного пола. Или я ошибаюсь?
Алексей: Ошибаешься. Ты ведь тоже поешь.
Дмитрий: Да, я об этом не подумал…
Алексей: И, в начале прошлого года произошла помолвка Алены и Лесли! Они пришли к этому обоюдному решению по окончанию нашего совместного концерта. На данный момент эта информация содержится в тайне, так что не исключено, что и Алена, и Лесли будут отрицать ее достоверность.

— Это правда?
Дмитрий: Да, это эксклюзивная информация для «Музыкальной газеты». Но о ней пока еще не следует никому знать.

— (Поздно! — авт.) Переводя тексты ваших альбомов, я, признаться, неоднократно заглядывал в словарь…
Алена: В большой или маленький?

— В англо-русский!
Алена: Надо было в большой!

— Так вот, вы на самом деле настолько хорошо владеете английским? Откуда вы знаете так много «непонятных» слов?
Алексей: Все очень просто. Перед тем, как написать какой–либо текст, мы собираемся группой и обсуждаем, какое количество «непонятных» слов мы хотим включить в данную песню. После этого мы берем «Большой Словарь Непонятных Слов» и выбираем нужное нам число лексических единиц. Затем «непонятные» лексические единицы очень органично вписываются в ряд более–менее «понятных» и «не–очень–понятных» слов и словосочетаний, таким образом создавая гармоничное целое. Я доступно объясняю?

— Посмею предположить, что у VICIOUS CRUSADE уже выработался свой стиль, свой неповторимый почерк. Имеются ли какие–то особенности, характеризующие именно ваш способ работы над материалом?
Дмитрий: Да, творческий процесс вообще является для нас процессом чрезвычайно таинственным и даже сакральным. Никогда не знаешь, кто будет следующим исполнителем, у которого ты украдешь мелодию. Недавно, например, я сочинил свою лучшую песню. Можете себе представить мое разочарование, когда «моя новая песня» оказалась хитом OFFSPRING! Печально, но факт: все самые лучшие песни уже кем–то написаны!

— Как–то вас обвинили в том, что вы «не играете ни одной своей ноты»…
Дмитрий: Это правда. Все ноты мы берем напрокат.

— Вам известно, что многие вас не любят?
Алексей: Ты нас обманываешь! Мы тебе не верим!

— Я, по правде говоря, несколько затрудняюсь с определением вашего стиля. Может быть, вы мне поможете?
Алена: Конечно, поможем!

— …И? Как же можно определить ваш стиль?
Алексей: Как очень тяжелый!

— Ребята, фотография вашей группы будет напечатана на обложке «Музыкальной газеты». Что вы думаете по этому поводу?
Дмитрий: Нас подставили!

Сергей КОРОВИН «Музыкальная Газета» 1999 год.